Russky Most

Русские в Австралии

понедельник 3 декабря 2012

Текст выступления И.Н. Сомовой во время исторического морского паломничества, посвященного 90-летию «Русского Исхода».

Русские в Австралии - кто они, когда прибыли, как жили? Этот анализ отлично описывает очень разные ситуации. И все же, сколько общего с судьбами русских эмигрантов во всем мире...

Плывя к Галлиполи, вполне естественно, что, как русская австралийка, я думаю не только о путях наших отцов и дедов в изгнание, но и о тысячей молодых австралийцев, там погребённых. Ничего не вызывает более сильных эмоциональных чувств у австралийцев, как упоминание слова - «Галлиполи». Ведь именно здесь австралийцы получили своё боевое крещение.

 Вера в благое дело

Здесь впервые бывшая колония достигла психологической независимости от Великобритании. 25-го апреля 1915 г. австралийские солдаты высадились в Галлиполи с заданием истребить турецкие войска для обеспечения морского пути в Россию. В тот день они потеряли две тысячи солдат. Прежде, чем их усилия под руководством английских командиров зашли в тупик, они потеряли ещё шесть тысяч. Их миссия не удалась, но они заслужили уважение и союзников, и врагов. По сей день для австралийцев слово «Галлиполи» обозначает самоотверженную доблесть, веру в благое дело, мужество, предприимчивость, находчивость, верность товарищу и выносливость, не признающая поражения. Вместе с новозеландскими солдатами они сейчас известны как ANZACS - анзаки.

Кто они, эти герои? Австралия всегда была страной иммигрантов, так что вполне понятно, что мы должны встретить иностранные имена среди преимущественно англо-саксонской и кельтской группы. Но, возможно, вы удивитесь, узнав, что более ста пятидесяти австралийцев, которые воевали в Галлиполи, родились в России. Действительно, число русских, поступивших добровольцами в Первый Австралийский Имперский Корпус, было около тысячи. Представляя двадцать семь процентов русских поселенцев в Австралии, они являлись наиболее многочисленной иммигрантской группой в составе этих войск. Кстати, останки непогребённых солдат союзников ещё можно было увидеть на полях битвы Галлиполи в 1920 г., и, к сожалению, лишь немногие австралийцы сегодня помнят, что помогали хоронить их доблестных погибших белые русские офицеры.

Русские, которые входили в состав Первого Австралийского Имперского Корпуса, были либо диссиденты, либо молодые люди, прибывшие в Австралию в поисках приключений и богатства. Их никто не принуждал покинуть свою родину. Их политические взгляды заметно отличались от политических взглядов тех русских, которые прибыли в Австралию между двадцатыми и шестидесятыми годами, о которых я буду говорить. Они не разделяли насущную потребность тех переселенцев в необходимости сохранения и передачи их веры или культуры своим детям. Но, как и другие, они щедро отплатили своей новой родине за её приют своим самопожертвованием.

 Со своими полковыми знамёнами

В период с 1917 до 1922 г. австралийское правительство ввело запрет на въезд русских из революционной России. В 1922 г. Великобритания признала советское правительство, запрет был отменён, и русские снова начали прибывать в Австралию. Большинство прибывало с Дальнего Востока и оседало в городе Брисбене (в северном штате Австралии Квинсланд), более южном городе Сиднее (в штате Нового Южного Уэльса) и совсем на юге Австралии в городе Мельбурне (в штате Виктория). То есть, на восточном побережье. Около пяти тысяч русских прибыло между 1922 г. и началом Второй Мировой Войны. Около половины из них осталось в Австралии; другие рассеялись по другим странам.

Волны «белых иммигрантов», точнее изгнанников, включали в себя бывших воинов Добровольческой Армии, армии адмирала Колчака, казаков и гражданских лиц самых различных сословий. В 1923 г. группа более шестидесяти казаков Уральского казачьего войска во главе с атаманом Толстовым прибыли в Брисбен со своими полковыми знамёнами. Они были изгнаны в Маньчжурию красными войсками, а оттуда эмигрировали в Австралию и расселились в северном штате. Получивши положительные отзывы об их новой жизни, их примеру последовали другие казаки – Оренбургские и Забайкальские - а также остатки Ижевского полка.

Жизнь в чужой и далёкой стране была трудной для новоприезжих, и в начале, многие должны были браться за любую тяжёлую работу – сажали деревья, собирали хлопок и рубили сахарной тростник. Брались за чёрную работу и доктора, и инженеры, и даже священнослужители. Отцу Валентину Антоньеву, одному из основателей первой Русской Православной церкви в Австралии, было сорок семь лет, когда он прибыл в Брисбен в 1923 г. Он поступил в армию в 1899 г. Во время первой мировой войны он был полковым священником в Первом Сибирском Пешем полку, был дважды ранен и трижды награждён, один раз самим Государем. К началу гражданской войны он вступил в Добровольческую Армию и был назначен благочинным корпуса под командой генерала Вержбицкого. В первые годы в Австралии он трудился на постройке железной дороги, в каменноугольной шахте и кочегаром на морском судне. Твёрдый антикоммунист, 65 летний Отец Валентин был заключён в лагерь с другими жителями иностранного происхождения австралийскими властями во время Второй мировой войны за критику Сталина (который тогда уже был союзником Великобритании). Мой прадед был заключён вместе с отцом Валентином, несмотря на то, что его сын воевал добровольцем в австралийской армии.

 В любое место, на любые работы

По окончании второй мировой войны в Австралию опять переселялись русские. Главным образом, это были выходцы из Советского Союза, попавшие в Германию во время войны (так называемые перемещённые лица), и «белые русские», вынуждено покинувшие Россию после 17-го года, и их потомки, проживавшие в Европе или Китае. Таких иммигрантов-беженцев было около восьми тысяч. Все они приехали по контрактам с австралийским правительством. По этим контрактам правительство могло послать их в любое место, на любые работы сроком на два года.

С середины пятидесятых годов и до Культурной революции более пяти тысяч русских эмигрантов прибыли из Китая, главным образом, из Маньчжурии и Харбина. Дорогу до Гонконга оплачивали сами иммигранты, а проезд в Австралию брал на себя Всемирный Совет Церквей, которому нужно было выплачивать долг после прибытия в Австралию. Нужно отметить отзывчивость русских людей: приехав в Австралию, они находили спонсоров для своих родственников, друзей и незнакомых русских людей. Большую роль сыграли русские церковные и общественные организации, особенно Епархиальный беженский комитет созданный Архиепископом Саввой. Кстати, Владыка Савва, тогда ещё мирянином, в марте 1920-го года был эвакуирован, вместе с частями Добровольческой армии, из Новороссийска на остров Лемнос, а затем в Константинополь.

Стержнем русского зарубежья всегда была Православная Церковь, вокруг которой объединялись беженцы. Первым делом всегда была постройка храма. Бывало, для постройки люди собирались семьями в свободное время, расчищали участки, переносили кирпичи и закладывали фундамент до того, как собиралось достаточно средств для найма строителей. В храм несли ту малую лепту, которая отделялась от мизерного жалования. Многие привозили с собой церковную утварь и иконы, спасённые ими из разрушаемых коммунистами церквей в Китае. На сегодняшний день в Австралии сорок русских православных приходов и общин. Возглавляет Австралийско-Новозеландскую Епархию Митрополит Илларион, Первоиерарх Русской Зарубежной Церкви.

 День Непримиримости

Рядом с храмами возникали прицерковные школы, где учатся дети по субботам. Там же собирались книги для библиотек и позже строились залы, в которых читались доклады и лекции и устраивались концерты. Возникали клубы, собиравшие русских на всякие торжества. Отмечался День Непримиримости в ноябре, День Русской Культуры и День Русского ребёнка.

Приехавшие скаутские руководители стали объединять детей в скаутские организации НОРС и ОРЮР ещё будучи во временных лагерях. Возникли молодёжные организации, например, Кружок Св. Владимирской Молодёжи, хор которого в течение десяти лет давал концерты русской музыки и танцев во многих городах Австралии. Из этого кружка вышло 5 священников (включая моего отца), несколько дьяконов и много православных супружеских пар, дети которых продолжают принимать участие в общественной и церковной жизни. Позже был создан Австралийский округ национальной организации «Витязей». За все эти годы в Австралии создано много литературных, художественных и исторических кружков. Издаётся много журналов, таких, как «Австралиада - русская летопись», которая старается сохранить историю русских в Австралии. Уже больше пятидесяти (50) лет издаётся еженедельная газета «Единение». Поэты и писатели частным образом печатают сборники своих произведений.

Очень рано появилась нужда для помощи пожилым и больным людям. Во всех главных городах были созданы Дома для престарелых и больницы для хроников, чтобы старики могли прожить свои последние дни в русской обстановке в тепле и заботе. В 1957 году в Сиднее было создано Русское Благотворительное Общество имени Преподобного Сергия Радонежского, которое существует до сих пор. Это самая большая русская организация своего рода. Недавно она была отмечена в Парламенте штате Нового Южного Уэльса, как одна из лучших в Сиднее вообще.

 Россия всюду

Переселенцы тех лет вливались в жизнь своей новой родины и участвовали в её общественной жизни. Их дети учились в австралийских школах и высших учебных заведениях. Они выдвигались в разных отраслях науки и промышленности, и вносили свой вклад в превращение далёкой и отсталой Австралии в передовую страну. На улице они не выделялись из толпы и соблюдали обычаи австралийского народа. Но дома они оставались русскими и свято хранили обычаи и традиции своих отцов и дедов. Сейчас четвёртое и пятое поколение русских часто говорит уже с акцентом и с грамматическими ошибками. Но они верно сохраняют русские традиции, которые обогащают их жизнь.
«Родиться Русским - слишком мало: Им надо быть, им надо стать!» (1) Для русского беженца–изгнанника в дополнение к этим словам поэта надо было еще суметь русским остаться. Мы - русские австралийцы - можем с гордостью сказать, что достигли и придерживаемся этой цели. Наши отцы и деды, отправляясь в неизвестность, надеялись вскоре вернуться на Родину. Им это не удалось и судьба рассеяла их по всем концам света. Но Россию они не потеряли, потому что, «Россия всюду, где хоть одна человеческая душа любовью и верою исповедует свою русскость». (2)


Средиземное море, 16 июля 2010 г.

(1) Игорь Северянин (1887 – 1941)
(2) Иван Александрович Ильин (1883 – 1954)