Russky Most

Открытие центра русских Архивов в Сент Женевьев де Буа

четверг 7 января 2016 Vera Albertini

Сент Женевьев де Буа, ее известное во всем мире православное кладбище, ее дом престарелых для русских эмигрантов, основанный в 1927 году княгиней Верой Мещерской, неразрывно связаны с историей русской эмиграции во Франции. Современный Русский Дом, наследник старого дома для престарелых, и место отдыха и культуры открыл несколько недель тому назад новую страницу своей истории, учредив Центр русских архивов, который я попросила их нам представить бывшего министра и президента ассоциации Русского Дома, Жана де Буаю.

В А - Можете ли Вы нам сказать, как родился проект Центра архивов?
И де Б - Проект может показаться парадоксальным, потому что предназначение дома престарелых заключается совсем не в размещении архивного фонда, а в том, чтобы приютить людей и ухаживать за ними, что мы и делаем в Русском Доме, начиная с 1927 года. Это не было нашим настоящим профилем, но после очень долгих лет мы быстро заметили, что располагаем, действительно, документальным фондом не только о жизни людей, проживающих в доме престарелых, а также о всей русской эпопее во Франции. Тогда мы думали о том, чтобы сохранить его, позволить им пользоваться будет полезной работой и некоторым образом выражением почтения тысячам покойных, закончивших свою жизнь у нас.
В А - Как вы его создали?
И де Б - У нас были значительные архивы, которые хранились на складе и на которые никто не обращал внимание. Часто умирали люди без семьи и тогда мы, к сожалению, избавлялись от того, что им непосредственно принадлежало, практически это были немногие незначительные документы, которые складировались на чердаке. Именно там мы нашли свой клад, и к нашему большому удивлению эти архивы совсем не пострадали; они находились под крышей, где температура была постоянной, что позволило бумагам сохраниться и не пострадать. Таким образом, мы располагаем фондом, который мы терпеливо собирали, т.к. документы были в большом беспорядке и еще не расклассифицированы. Потом, разумеется, потребовалось помещение.
В А - Где находится это место?
И де Б - Это наиболее старая часть Русского Дома, историческая в двух смыслах: это то крыло, где по прибытии размещались русские в 1927 году, а также это здание XVII века, когда-то принадлежавшее архиепископству Корбей в период, когда Сент Женевьев де Буа была совсем маленькой деревушкой.
Это помещение было заброшенным. До войны 1940 года, оно предназначалось для умирающих, а сразу потом, поскольку санитарная система была совсем не такой как сегодня, там находились тяжело больные, с различными болезнями и люди весьма преклонного возраста, которые часто умирали тут же. Постепенно здание приходило в негодность и мы его полностью восстановили ; это была очень большая почти двухлетняя стройка, которая предоставила две возможности, потому что сегодня на втором этаже находятся новые палаты, предназначенные для больных болезнью Альцгеймера, а второе помещение – это первый этаж архивов. Не стоит также забывать и знаменитые чердаки, где собраны архивы, которые теперь расклассифицированы и находятся под присмотром.
В А - Не могли бы Вы нам рассказать о том, как он функционирует?
И де Б - С нами произошло настоящее приключение. Заведовать центром Архивов – это совсем не наш профиль, но мы поступили не просто так, а как говорят по-французски, «предусмотрительно». К изучению досье мы подошли с научной точки зрения. Мы проконсультировались со специалистами Архивов Франции, архивы департаментов оказали нам поддержку, а DRAC Иль-де-Франс способствовала тому, чтобы записать весь Русский Дом в дополнительную ведомость исторических памятников. Специалисты из России также прибыли для изучения фонда и заявили, что для них он чрезвычайно ценен. Таким образом, мы научно установили его ценность. Иначе, конечно же, он представлял бы незначительный интерес.
В настоящее время, в основном, классификация осуществлена благодаря очень долгой и сложной архивной работе, проведенной специальным обществом. Поскольку документы существуют как на французском, так и на русском языках, пришлось работать с двумя языками, многое расшифровать, находить и перегруппировывать. Мы собрали и расклассифицировали 171 квадратный метр вполне доступных материалов, потому что в ближайшее время мы надеемся кого-нибудь найти, кто мог бы по-настоящему управлять этим фондом и давать к нему доступ; с другой стороны нужно его оцифровать, потому что сегодня необходимо, чтобы документы такого типа были доступны всему миру, чтобы ими могли пользоваться семьи и специалисты. Я говорю «семьи и специалисты», потому, что этим фондом интересуются многие люди в России, разыскивающие свои корни. Очень часто мы получаем заявки и сегодня мы хотим на них как можно быстрее отвечать, благодаря фонду.
В А - В сущности, не является ли этот центр мостом?
И де Б - Да, безусловно, это мост, который начал строиться после падения Берлинской стены и который по-настоящему оформился и укрепился в настоящее время. В течение семидесяти лет мы не видели русских, а потом они стали приезжать и справляться об эмиграции. Сейчас мы можем оказать настоящую услугу в память этого огромного количества эмигрантов, прибывших на Запад, в память их трагедии и их судьбы. Мы также можем оказать почесть некоторым очень известным лицам, о которых даже Солженицын интересовался, приехав сюда, этот центр имеет и другое важное значение и входит в сеть Музея Иммиграции «Золотые Ворота», открытый государством и посвященный истории иммиграции во Франции. С момента открытия этого Музея, кстати, происшедшего гораздо раньше создания Центра архивов, мы ему передали некоторые предметы, принадлежавшие проживающим в Доме для престарелых. Это очень простые предметы, т.к. по определению, эмигрант путешествует с очень немногими вещами: для русских это часто бывают икона, ордена тех, кто сражался в белой или царской армиях, и, особенно, чемодан. Чемоданы, чемоданы, чемоданы… Эмиграция, это, прежде всего, история чемоданов…
Мы, таким образом, сохранили тесные контакты с этим Музеем, и мы входим в эту сеть. Конечно, русская эмиграция по-своему специфична, она очень интересна и, ярка из-за личностей, которые проехали невероятно большие расстояния, чьи судьбы были сломаны и которые все начинали сначала, восстанавливали свою жизнь, разрушенную навсегда…
В этом –то и заключается интерес архивов. Там находятся бесценные документы, ненайденные мемуары; нет, у эмигранта нет времени заниматься этим, он занимается этим по прибытии в страну. Важно то, что на карте мира он оставил след, там, где он остановился, ждал и надеялся. Эти архивы воспроизводят, в основном, часто трагический жизненный путь, который завершился в Русском Доме в Сент Женевьев де Буа. Поэтому мы считаем этот центр важным для нас и для современной России.
В А - Заинтересовалась ли Российская Федерация этим центром?
И де Б - Да, заинтересовалась и частично его финансирует. Нам бы не удалось реализовать этот проект, если бы тогдашний министр культуры не предложил нам участвовать в его финансировании и если бы Российская Федерация не участвовала бы в со-финансировании проекта, совместно, разумеется с французскими фондами. Таким образом, это очень удачное французско-русское мероприятие, которое никак ни затрагивает нашу независимость. Российская Федерация только попросила у нас разрешение пользоваться этими архивами, как и кто-либо сегодня.
Мы желаем две вещи: чтобы архивы были широко открыты для всех и, особенно, чтобы этот центр мог использоваться другими архивами. Это именно тот случай, потому что Сергей Алексеевич Капнист, президент русского Красного Креста старой организации включил в архив архивы этой организации. Мы надеемся, что другие архивы, разбросанные там и сям, всегда зависимые от споров, от судеб, и т.д. …смогут найти здесь свое пристанище, где все русские Франции смогли бы примириться у почестей, оказываемых их предкам. Я настаиваю на факте, что у нас совершенно нет намерения присвоить себе что бы то ни было; ассоциация Русского Дома не является владельцем архивов, она просто представляет свои помещения. Если кто-либо хочет предоставить свои архивы, он может сделать это по договору с возможностью изъятия их, когда он пожелает. Но очень важно, чтобы во Франции было несколько мест, таких, как, например, Музей казаков, где собраны предметы и данные о людях, и где воздаются почести. Во Франции памятные данные о русских слишком разбросаны, разрознены, слишком разделены ссорами другой эпохи, и мы желаем, чтобы эта часть Русского Дома смогла бы служить место памяти, и как все места памяти местом надежды. Вот история архивов и мы им желаем удачи.
В А - Если у меня есть интересный архивный фонд, как, практически, я должна поступить?
И де Б - Посетите нас и все станет ясно.
Наши координаты:
Русский Дом
Ул. Де ла Коссоннери, д.1
91700 Сент Женевьев де Буа
№ тел. 0169468500